Международная ядерная безопасность в Азиатско-Тихоокеанском регионе на примере РФ и Японии

Тип работы
дипломная работа
Группа предметов
Международные отношения
Предмет
Международные отношения
Страниц
80
Год сдачи
2018
Оглавление
Оглавление Введение 3 1. Теоретические аспекты международной ядерной безопасности 10 1.1 Исторические особенности ядерной безопасности 10 1.2 Научные подходы к понятию «международная ядерная безопасность 19 1.3 Нормативно-правовая сторона международной ядерной безопасности 31 2. Анализ международной ядерной безопасности в РФ и Японии 40 2.1 Ядерная безопасность России 40 2.2 Ядерная безопасность Японии 48 2.3 Сотрудничество России и Японии в международной ядерной безопасности 52 3. Совершенствование международной ядерной безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе 58 3.1 Угрозы ядерной безопасности Азиатско-Тихоокеанского региона 58 3.2 Основные тенденции развития ситуации в сфере безопасности в АТР 63 3.3 Рекомендации по основным направлениям поддержки международной ядерной безопасности АТР 68 Заключение 74 Список литературы 80
Введение

Актуальность работы. На данный момент в мире существует ряд пока замороженных, но в целом весьма принципиальных нерешенных конфликтов. К ним, в частности, относится противостояние Индии и Пакистана за Кашмир и обширную протяжённость других участков границы. Как территориальную и геополитическую угрозу Индия рассматривает Китай, кстати, уже являющийся признанной ядерной державой. Естественно, нельзя сбрасывать со счетов корейско-корейское противостояние. Но наибольшую опасность приобретает обострение сложного узла противоречий на Ближнем Востоке. В первую очередь между Ираном, у которого на регион исторически большие планы, и Израилем, у которого ядерное оружие (тактическое) есть, хотя этот факт никем официально не доказан. Последний момент имеет наибольшее значение.


Ищите где курсовая работа на заказ недорого ? Загляните на сайт Work5.


. Как сообщило издание Defence Talk, власти Ирана официально уведомили МАГАТЭ о начале работ по созданию собственного ядерного реактора для надводных кораблей и подводных лодок. На первый взгляд речь тут про ядерное оружие как бы не идёт, но только на первый и очень поверхностный взгляд, так как фактически это уже последний шаг к его получению. История последних двух лет событий вокруг «иранской ядерной сделки» в точности повторяет северокорейский сценарий в части безответственной геополитической линии США, в том числе и в плане риска американского военного удара по ИРИ, который Вашингтон озвучивает публично. Если корейскому примеру успешно последует Иран, вероятнее всего, это приведёт к аналогичному шагу не только Израиля, но также Турции, Саудовской Аравии, Египта и ОАЭ. То есть в военном и геополитическом отношении и без того сложный регион станет ещё менее предсказуемым и более агрессивным ввиду специфики местного менталитета. Впрочем, не стоит думать, что проблема ограничивается только Ближним Востоком. Свою ядерную бомбу делали не только Индия (испытания изделия «Улыбающийся Будда» в мае 1974-го и изделия «Шакти» в 1998-м) или Пакистан (шесть ядерных взрывов мощностью до 45 килотонн на полигоне Чагай тоже в 1998-м), но и такие, казалось бы, глубоко мирные страны, как Аргентина и Бразилия. По мнению специалистов, на момент остановки работ и подписания Аргентиной в 1991 году Гвадалахарского соглашения об использовании атомной энергии исключительно в мирных целях ей до выхода на финальный этап работ оставалось не более полутора-двух лет. И только отстранение от власти военных после поражения в Фолклендской войне аргентинскую ядерную программу остановило. Впрочем, в современных условиях уже невозможно сказать с гарантией, что остановило полностью. Примерно, как и с соседней Бразилией, также разрабатывавшей собственное ядерное оружие с 1964 по 1985 год. После присоединения ЮАР к МАГАТЭ в 1994 году стало известно, что первый свой собственный атомный боезаряд эта страна изготовила ещё в 1979-м. Правда, не в виде бомбы, а в формате артиллерийского снаряда мощностью до трёх килотонн. К 1989 году их в арсеналах страны насчитывалось уже шесть. Седьмой находился в стадии производства. Судя по найденным экспертами МАГАТЭ запасам трития и технической документации на готовые изделия, этого количества должно было хватить на изготовление до двух десятков зарядов. Перед вступлением в МАГАТЭ все они были разобраны и утилизированы. Но это единственный случай, когда обладатель собственного ядерного оружия добровольно отказался от членства «в клубе». Таким образом, следование примеру КНДР чревато появлением по меньшей мере от семи до десяти новых «ядерных» государств, в том числе не отличающихся стремлением к мирному разрешению конфликтов. На них не распространяются правила по ограничению размера арсеналов, их типов, состава носителей и механизма международного контроля. Степень их готовности участвовать в международных соглашениях и действительно их соблюдать также остаётся вопросом в значительной степени открытым. Нельзя не отметить, что легализация расширения «ядерного клуба» de facto значительно повышает вероятность попадания ЯО в руки радикальных террористических группировок, готовых к его немедленному применению. Происходящее сейчас расшатывание доверия к ранее признанным международным институтам, таким как ООН и МАГАТЭ, в сочетании с прогрессирующей недоговороспособностью ведущих западных стран, в первую очередь США, делает сложившуюся на сегодня систему международных договоров и международного контроля фактически бесполезной. Корень проблемы заключается в том, что её решение в новых складывающихся условиях ни через какую из существующих фундаментальных стратегий не просматривается. Сдерживать распространение ЯО совместными усилиями «ядерного клуба» уже невозможно ввиду отсутствия слаженности среди его членов. Это особенно наглядно проявляется на фоне развития истории с якобы российским бинарным химическим оружием в Великобритании, где односторонняя тенденциозность западных стран стала очевидной. Она же разрушает и механизм международного контроля под эгидой ООН, где США используют накопленное (зачастую кулуарное) влияние для продавливания явно политически ангажированных решений. Особенно в сочетании с публичной демонстрацией ими «права сильного» не исполнять неудобные решения ООН. Вариант многополярного баланса отдельных союзов, в которых за соблюдением ядерной безопасности участников следил (и отвечал) сильнейший лидер, выглядит перспективно, но сомнительно. Для его реализации критично важно наличие сложившейся стабильной системы таких союзов, а она сейчас как раз переформатируется. Пытаться всеми силами сохранить сложившийся механизм кажется наиболее простым решением, но оно тоже не лишено принципиальных недостатков. Ту же Северную Корею взять. Её действия однозначно эффективно разрушают американскую мировую гегемонию, следовательно, соответствуют нашим стратегическим интересам. Но в то же время они формируют новые угрозы национальной безопасности, что, безусловно, нашим интересам противоречит. Но и самоустраниться от происходящего будет ошибкой. Азиатско-Тихоокеанский регион сегодня — это место, где, с одной стороны, Китай, как вторая сверхдержава мира, разминает свои океанские мышцы, а с другой — администрация Б. Обамы реализует политику «перебалансировки» (или «Тихоокеанского поворота» — Pacific Pivot), которая чаще носит название политики сдерживания Китая. И если американская стратегия еще только приобретает свою форму, то Китай уже достаточно длительное время демонстрирует соседям свои амбиции. Так, в конце 2013 года Пекин заставил понервничать Японию и Южную Корею, когда воздушное пространство над Восточно-Китайским морем объявил своей «охранной зоной». Таким образом, нынешнему развитию политико-экономических процессов в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) присуща устоявшаяся тенденция дальнейшего распыления мировых центров силы, смещающихся в АТР из-за усиления роли Китая и Индии, попыток России усилить свое влияние на процесс перераспределения баланса сил в регионе, а также из-за относительного снижения активности США в этом регионе вследствие ситуативного переориентирования на Восточную Европу из-за агрессии РФ против Украины. Предполагается, что основным риском для стран АТР является рост зависимости темпов развития региональной экономики от безопасностных факторов. А дальнейшее углубление территориальных споров между ключевыми игроками будет происходить на фоне эскалации гонки вооружения, что не позволит создавать совместные проекты и укреплять кооперационные межгосударственные связи. Во время фактического переформатирования традиционной системы международных отношений из-за российской агрессии против Украины для основных региональных игроков, в первую очередь Китая, Японии, Республики Корея, Индии, Индонезии и Малайзии, становится важным процесс стратегической самоидентификации и предвидения конкретных экономических достижений и убытков от избранной позиции по отношению к нарушению Россией мировой системы безопасности, принципов поддержания международного мира и стабильности. Это — главная причина, из-за которой усилилась конкуренция между китайской и американской моделями трансформации политико-экономических и безопасностных процессов в АТР, что приводит к стагнации инициатив как в рамках АТЭС, так и Транс-Тихоокеанского партнерства (ТТП). Российская аннексия Крыма и агрессия на востоке Украины теперь рассматривается большинством стран Юго-Восточной Азии, в первую очередь Вьетнамом и Филиппинами, как фактор, провоцирующий наращивание «воинственной» риторики Китая в отношениях с этими странами в рамках дальнейшего решения вопросов спорных территорий в Южно-Китайском море. Значительный рост мирового энергопотребления является неизбежным в XXI веке и зависит от развития мировой экономики, роста населения и стремления к более равномерному распределению потребления энергии по регионам мира. Неравномерность распределения ресурсов органического топлива, главным образом нефти, приводит к росту напряженности на мировом энергетическом рынке. Потенциальные возможности ядерной энергетики могут существенным образом ослабить эту напряженность особенно при условии, что ядерные технологии смогут обеспечить производство водорода. Инициатива Президента Российской Федерации В. В. Путина по энергетическому обеспечению человечества, кардинальному решению проблем нераспространения ядерного оружия и экологическому оздоровлению планеты Земля, выдвинутая в ООН на саммите тысячелетия 6 сентября 2000 г., и Энергетическая стратегия России на период по 2020 года, принятая Правительством Российской Федерации 28 августа 2003 г., рассматривают ядерную энергетику с энергоблоками большой мощности как важную составляющую энергетической безопасности страны . Одним из основных направлений, определенных Стратегией, является поиск и освоение новых технологий неуглеводородной энергетики на быстрых нейтронах. В Энергетической стратегии прямо указывается, что «долгосрочная отраслевая политика предусматривает постепенный ввод новой ядерной энерготехнологии на быстрых нейтронах с замкнутым топливным циклом с уран-плутониевым топливом, что снимает ограничения в отношении топливного сырья». Состояние сырьевой базы России по урану и темпы развития уранодобывающей отрасли указывают на отсутствие баланса между планируемым приростом установленных мощностей АЭС и возможностью их топливообеспечения в средне- и долгосрочной перспективе. Сегодня в реализации стратегии глубокоэшелонированной защиты реакторов повышенное внимание уделяется свойствам внутренней безопасности с приоритетом пассивных технических средств нейтрализации возможных аварий перед активными. При этом в каждой такой реакторной системе формируется свой представительный набор сценариев тяжелых аварий и соответствующих мер управления ими. В России базой действующей системы технического регулирования в сфере использования атомной энергии является Федеральный закон «Об использовании атомной энергии», принятый в 1995 г. Он опирается на установившиеся в мире положения атомного права, фиксирует сложившиеся за весь предшествующий период отношения в этой области деятельности и соответствующие формы и методы обеспечения ядерной и радиационной безопасности. Степень изученности проблемы представлена трудами таких авторов, как Е.Ф. Авдокушина, Т.А. Алексеевой, В.А. Антонова, И.Н. Беловой, А.Д Богатурова, А.И. Евдокимова, В.К. Бурлачкова и др. Научная новизна работы заключается в проведении анализа международной ядерной безопасности в РФ и Японии. Цель работы – исследовать международную ядерную безопасность в Азиатско-Тихоокеанском регионе на примере РФ и Японии. Задачи: - рассмотреть теоретические аспекты международной ядерной безопасности; - провести анализ международной ядерной безопасности в РФ и Японии; - предложить совершенствование международной ядерной безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Объект исследования – Российская Федерация и Япония. Предмет исследования – международная ядерная безопасность. Методы исследования – анализ, обобщение полученной информации. Апробация результатов исследования отражается в представлении статей на научных конференциях. Структура работы состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы.

Заключение

В результате проделанной работы решены следующие задачи: рассмотрены теоретические аспекты международной ядерной безопасности; проведен анализ международной ядерной безопасности в РФ и Японии; предложено совершенствование международной ядерной безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Создание ядерного арсенала РФ связано с выдающимися научными, технологическими и инженерными достижениями наших специалистов, масштабной работой крупных предприятий на протяжении нескольких десятилетий. За это время было спроектировано, разработано и доведено допроизводства экспериментальных образцов более сотни различных типов ядерных боеприпасов. Перед началом радикальных сокращений ядерного оружия навооружении государства находились десятки различных типов ЯЗ и около сотни различных типов ЯБП. Наши предприятия оснастили ядерным оружием практически все виды Вооруженных Сил с использованием разнообразных средств доставки. Масштабные общенациональные задачи потребовали новых организационных форм – концентрации усилий специалистов различного профиля в десятках созданных городов, комплексов и объектов для разработки ЯО, для получения ядерных оружейных материалов, для добычи сырья, для производства ядерно-оружейных компонентов, объединенных в общую систему ядерной отрасли нашей страны. Именно в ЯОК впервые в качестве новой формыорганизации науки и производства появились наукограды. Ключом к успеху деятельности этой гигантской системыявилось создание новых научно-технических решений и их эффективное внедрение. В существующих условиях подтверждение характеристик живучести ЯО основано целиком на расчетных и лабораторно-экспериментальных исследованиях. В этих целях проводится существенная модернизация экспериментальной базы ЯОК и ее оснащение новыми уникальными установками. Важно, что во многих случаях в этих целях используются обширные данные, накопленные в проведенных натурных испытаниях. Нельзя исключить возможность возникновения трудных ситуаций, когда проблема живучести в условиях действия трудно учитываемых поражающих факторов будет накладываться на вопросы, связанные с эрозией технологий производства ЯЗ. Все это требует уровня знаний, существенно более широкого и глубокого, чем те знания, которыми ЯОК располагает сейчас. Комплекс ЛИУ-10М и ГИР-2. Основные параметры ЛИУ-10М: Граничная энергия электронов, МэВ 25; Ток электронного пучка, кА 20-50; Длительность импульса тока на полувысоте, нс 25 Длительность импульса тормозного излучения на полувысоте, нс 10-20 Мощность дозы тормозного излучения: в пятне ø12см (6 см от мишени), Р/с 2×1012 в пятне ø55 см (1 м от мишени), Р/с 4×1010. На смену гигантским атомным бомбам первого поколения пришли «миниатюрные» ядерные заряды и боеприпасы. Процесс «миниатюризации» (уменьшение габаритно-массовых параметров) тесно связан с совершенствованием средств доставки ядерного оружия и решением новых военно-технических задач. Известны изощренные схемы ЯЗ, в которых снижение плотности делящихся материалов на несколько процентов может приводить к их отказу. Поэтому обеспечение высокой надежности ЯЗ в условиях их «миниатюризации» является сложнейшей задачей, над которойпостоянно работают специалисты ЯОК. Трудности в ее выполнении связаны также с ограниченным количеством натурных испытаний, выделенных для отработки конкретных ЯЗ, и с ограниченным объемом информации от средств диагностики в ядерных испытаниях. Необходимы колоссальные усилия для того, чтобы «проградуировать» надежность ЯЗ и ЯБП и обеспечить поступление в ядерный арсенал только высококондиционного оружия. Одной из центральных проблем создания ЯО является проблема его доставки. Вопрос о носителях ЯО появился вместе с первой атомной бомбой, и с тех пор – это один из главных факторов, определяющих облик и параметры ЯЗ и ЯБП, развитие которых неотделимо от развития средств доставки. Плодотворное и постоянное сотрудничество организаций ЯОК со многими оружейными КБ (ракетными, авиационными, корабельными и многими другими) представляет собой яркий пример совместной работы различных ведомств над решением единой задачи – созданием эффективной системы ядерных вооружений. В течение более пятидесяти лет в технологическом цикле ЯО не было ни одного случая, вследствие которого возникла бы ядерная или радиационная чрезвычайная ситуация с ЯО, повлекшая ядерный процесс или радиоактивный выброс. Это, безусловно, выдающийся результат, поскольку в этот период производились миллионы разнообразных технологических операций с десятками тысяч различных ЯЗ, ЯБП и их компонентов. ЯОК удалось обеспечить безопасность ЯО и в сложный переходныйпериод ослабления дееспособности властных структур СССР и формирования новых властных структур России, в период острого экономического кризиса и социальных противоречий. Высокая степень безопасности ЯО России обеспечивается благодаря сочетанию технических и организационных мер безопасности. Расширение расчетных и экспериментальных возможностей ЯОК позволит и далее на современном уровне продвигать направление работ по обеспечению безопасности ЯО. Создание и совершенствование ядерного оружия нашей страны происходило в условиях тесного взаимодействия организаций ЯОК с Министерством обороны, его организациями и институтами. Это взаимодействие охватывает весь цикл существования ядерного оружия, начиная от его проектирования и кончая процессом демонтажа. Особую роль играет совместная выработка требований и аттестация характеристик ЯЗ, ЯБП, проведение комплексных экспертиз основных вопросов разработки ЯЗ, ЯБП. Конкретные военно-технические вопросы, которые ставила и ставит сама жизнь, особенности военных задач наложили особый отпечаток, который сделал наукоемкие и высокотехнологичные проекты ЯОК реальными боевыми средствами. Обеспечивается эффективное взаимодействие с военными представительствами в организациях ЯОК, совместная деятельность по проведению регламентных работ в условиях эксплуатации, тесное сотрудничество при проведении ключевых НИР, определяющих качество перспективного оружия. На сегодняшний день все реакторы атомных станций в Японии приостановлены. Этот процесс не простой, нельзя заглушить работу столь сложного механизма, как реактор, одним нажатием на клавишу. Поэтому работники атомных электростанций заглушают реакторы постепенно, чтобы не вызвать каких-то сбоев в системе. Таким образом, за год все реакторы перестали работать. Другой вопрос в том, что компании-операторы усердно начали бороться с властями по вопросу возобновления работы АЭС, несмотря на то, что может произойти другая авария на АЭС в Японии. Одной такой организации удалось выиграть суд и им разрешили возобновить работу двух энергоблоков в атомной электростанции Ои. Это случилось в 2012 году, но уже через некоторое время суд пересмотрел свое решение и изменил его. Следуя ему, АЭС Ои снова лишалась права на выработку электроэнергии. Уже через год после этого энергоблоки снова заглушили. В связи с этим, можем констатировать тот факт, что 2012 год стал годом, когда Япония не имела ни одного работающего реактора. Такого не происходило в этой стране сорок два года, с 1970. Скажем вам больше, не только ни одна атомная станция в Японии не работала, а даже никакие исследовательские работы не проводились с реакторами по 2015 год. Не работали и заводы, которые перерабатывали топливо для атомных электростанций Японии. Начиная с 2015 года работа некоторых реакторов была восстановлена. Компании-операторы спирались на то, что потеряли колоссальные суммы из-за остановки, и некоторые из них, приводя аргументы, добились своего. Таким образом, АЭС Сендай добилась наибольших успехов, за год они поновили работу двоих реакторов атомной станции. АЭС Такахама повезло меньше. В 2016 году они запустили 3-ий реактора, но после неудачной попытки подключения в сеть станции, реактор был снова остановлен. Некоторые компании сами отказывались от работы некоторых реакторов на АЭС, объясняя это тем, что средства, которые сможет принести этот реактор в будущем, не смогут окупиться за оставшийся срок эксплуатации реактора. Скорее всего, отношения между Японией и Россией в области безопасности станут в 2018 году более тесными. Это будет выгодно для обеих стран. Но у этого сотрудничества есть четкие границы. Во-первых, хотя Япония и хочет расширить связи в области безопасности с другими странами региона, включая Россию, но ее главным союзником все равно останутся США. Япония по-прежнему зависит от американской армии в вопросе национальной безопасности. И если между сотрудничеством с Россией и с США возникнет серьезное противоречие, то Япония всегда выберет Америку. Аналогичным образом для России отношения с Китаем важнее, чем с Японией. Это прямо подтвердил президент Путин в интервью, которое он дал японским журналистам накануне визита в Японию в декабре. Журналисты спросили его: «Китай действительно главный партнер России? Мы правильно понимаем?» На что российский президент ответил: «Абсолютно». То есть Россия не будет сотрудничать с Японией в области безопасности в тех вопросах, где это может нанести ущерб ее отношениям с Китаем. Например, японская сторона хотела бы обсуждать тему Китая в формате «два плюс два», но Россия на это не согласится. Также сотрудничеству двух стран будет мешать вопрос американской противоракетной обороны. С точки зрения России попытки США развернуть элементы своей системы ПРО в Восточной Азии — это угроза для России и для всего региона. Однако Япония считает, что эта система очень полезна для ее национальной безопасности, особенно чтобы защищать страну от ракет Северной Кореи. Японский министр обороны Инада проявила интерес к покупке американской системы ПРО THAAD. Это та же самая система, которую уже решила приобрести Южная Корея, чем вызвала напряженность в отношениях с Китаем. Вопросы безопасности стали важной областью для потенциального сотрудничества между Россией и Японией — в дополнение к экономической сфере и переговорам о заключении мирного договора. Скорее всего, этот вид сотрудничества будет постепенно развиваться, потому что Япония продолжает бояться Китая и хочет усилить связи с другими партнерами в регионе. Тем не менее геополитические позиции России и Японии остаются во многом несовместимыми, и четкие границы для такого сотрудничества хорошо видны уже сейчас.

Список литературы

1. Авдокушин, Е.Ф. Международные финансовые отношения (основы финансомики): Учебное пособие для бакалавров / Е.Ф. Авдокушин. - М.: Дашков и К, 2015. - 132 c. 2. Алексеева, Т.А. Современная политическая мысль (XX-XXI вв.): Политическая теория и международные отношения / Т.А. Алексеева. - М.: Аспект-Пресс, 2016. - 623 c. 3. Антонов, В.А. Международные валютно-кредитные и финансовые отношения: Учебник для бакалавров / В.А. Антонов. - Люберцы: Юрайт, 2016. - 548 c. 4. Белова, И.Н. Международные валютно-кредитные отношения: Учебник / И.Н. Белова. - М.: НИЦ ИНФРА-М, 2014. - 314 c. 5. Богатуров, А.Д Международные отношения в Центральной Азии: События документы: Ученое пособие / А.Д Богатуров. - М.: Аспект-Пресс, 2014. - 560 c. 6. Бондарев, А.К. Международные экономические отношения: Учебник / А.И. Евдокимов. - М.: Проспект, 2014. - 656 c. 7. Бурлачков, В.К. Международные валютно-кредитные отношения: конспект лекций / В.К. Бурлачков. - М.: МГИМО-Ун-т. МИД России, 2014. - 102 c. 8. Болятко А. В. Роль США и Китая в развитии военно-политической ситуации в зоне Тихого океана // Китай в мировой и региональной политике. История и современность. 2013. – 231 с. 9. Безруков А.О., Мамонов М.В., Маркедонов С.М., Сушенцов А.А. Страсти по периметру // Коммерсантъ Власть. 2016. № 2. С. 32. 10. Богатуров А.Д., Косолапов Н.А., Хрусталев М.А. Очерки теории и методологии политического анализа международных отношений. М.: НОФМО, 2015. 390 с. 11. Беспалова М. А., Собянин А. Д. Что угрожает Японии / М. А. Беспалова, А. Д. Собянин // Изменения последних лет в содержании Японской концепции безопасности. – М. :Профи, 2016. – 384 с. 12. Богатуров А.Д. Очерки по теории и политическому анализу международных отношений/А. Д. Богатуров. – М. :Научно-образовательный форум по международным отношениям,2015. – 384 с. 13. Бунин В.Н. Современное состояние оборонного потенциала Японии/ В.Н. Бунин. – М.: Институт ДВ РАН, 2014. – 156 с. 14. Бунин В. Л. Японо-американский союз безопасности. История и современность / В. Л. Бунин. –М. : Наука, 2015. – 385 с. 15. Василенко, Н.П. и др. Мотивационная составляющая личности в культуре безопасности / Н.П. Василенко, В.А. Руденко // Глобальная ядерная безопасность. - 2014. - №2(11). - С. 135-141. 16. Гриванов Р. И. США и Япония в «Войне с терроризмом»/ Р. И. Гриванов //Территория новых возможностей. Вестник Владивостокского государственного университета экономики и сервиса.– 2016. – № 4. – С. 63 – 70. 17. Дубовик В. О. Методы оценки транспортной доступности территории // Региональные исследования. – 2014. – № 4. – С.11–18. 18. Евдошкина, Ю.А. Формирование культуры безопасности личности как новое направление образовательного процесса в техническом вузе / Ю.А. Евдошкина // Глобальная ядерная безопасность. - 2015. - №2(7). - С. 92-94. 19. Караваева И.В., Иванов Е.А. На перепутье: к вопросу о формировании прогноза социально-экономического развития РФ на 2017-2019 годы // Вестник ИЭ РАН. – 2016. – № 5.– C. 128 –145. 20. Лаженцев В. Н. Теория территориального развития и практика территориального планирования // Проблемы территориального развития. – 2014. – № 8(18). – С. 1–11. 21. Никитина, Н.А Международные отношения и мировая политика. Введение в специальность / Н.А Никитина. - М.: Аспект-Пресс, 2014. - 156 c. 22. Николаева, И.П. Мировая экономика и международные экономические отношения: Учебник для бакалавров / И.П. Николаева, Л.С. Шаховская. - М.: Дашков и К, 2016. - 244 c. 23. Новый вызов после «холодной войны»: Распространение оружия массового уничтожения / Служба внешней разведки Российской Федерации. М., 2016. С. 110–112. 24. Пономарев-Степной Н. А. Архитектура глобальной атомной энергетики: ключ к энергетической безопасности // Индекс безопасности. 2017. № 1. С. 47-60. 25. Примаков Е.М., Хрусталев М.А. Ситуационные анализы: методика проведения. Выпуск 1. М.: НОФМО-МГИМО МИД России, 2016. 28 с. 26. Пономарева, Е.С. Мировая экономика и международные экономические отношения: Учебное пособие для студентов вузов, обуч. по экономическим специальностям / Е.С. Пономарева, П.С. Томилов, Л.А. Кривенцова . - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2014. - 287 c. 27. Рогинский, В.В. Борьба за Скандинавию. Международные отношения на Севере Европы в эпоху Наполеоновских войн (1805-1815) / В.В. Рогинский. - М.: Весь Мир, 2016. - 520 c. 28. Разоружение и безопасность. 2004-2005: новые подходы к международной безопасности / под ред. А. Г. Арбатова; рук. авт. колл. А. А. Пикаев. М.: Институт мировой экономики и 6международных отношений РАН, 2016. 309 с. 29. Россия и мир 2017. Экономика и внешняя политика. Ежегодный прогноз. М.: ИМЭМО РАН, 2016. 147 с. 30. Руденко, В.А. и др. Компетентностный подход в воспитании культуры безопасности в вузе / В.А. Руденко, Н.П. Василенко // Глобальная ядерная безопасность. - 2016. - №2-3(4). - С. 136-141. 31. Руденко, В.А. и др. Практические методы формирования приверженности культуре безопасности на индивидуальном уровне у студентов вуза / В.А. Руденко, Н.П. Василенко // Глобальная ядерная безопасность. - 2015. - №1(6). - С. 100-103. 32. Руденко, В.А. и др. Ценностная составляющая культуры безопасности / В.А. Руденко, Н.П. Василенко // Глобальная ядерная безопасность. - 2016. - №4(9). - С. 82-86. 33. Сенчагов В. Новые угрозы экономической безопасности и защита национальных интересов России // Проблемы теории и практики управления. – 2015. – № 10. – С.8–19. 34. Сенчагов В. К., Митяков С. Н. Оценка кризисов в экономике с использованием краткосрочных индикаторов и средних индексов экономической безопасности России. – 2016. – № 2.– С. 44–58. 35. Семенов В. К. Ядерная безопасность России. – 2016. – № 8.– С. 34–58. 36. Стратегический глобальный прогноз 2030. Расширенный вариант. Под ред. ак. А.А. Дынкина. М.: Магистр, 2016. 480 с. 37. Старкин С. В. Борьба с распространением ОМП как проявление трансформации глобальных угроз в деятельности американского разведывательного сообщества // Гуманитарные и социальные 7науки. 2011. № 2. С. 232-240. 38. Столяров, Ю.С. Международные валютно-финансовые отношения Российской Федерации / Ю.С. Столяров. - М.: КРАСАНД, 2015. - 104 c. 39. Терновая, Л.О. Геопоэтика: международные отношения и искусство: Монография / Л.О. Терновая. - М.: Альфа-М, 2016. - 592 c. 40. Татаркин А. И. Региональная направленность экономической политики Российской Федерации как институт пространственного обустройства территории // Экономика региона. – 2016. – Т.12 – Вып.1. – С.9–27. 41. Трифонов, В. И. Ситуация в Азиатско-Тихоокеанском регионе: столкновение линий на сотрудничество и на противоборство // Китай в мировой и региональной политике. История и современность. - 2014. №17. С.29-44. 42. Ташлыков, О.Л. и др. О формировании культуры безопасности в процессе обучения студентов в вузе / О.Л. Ташлыков // Перспективные энергетические технологии. Экология, экономика, безопасность и подготовка кадров - 2016: материалы науч.-практ. конф. - Екатеринбург: УрФУ, 2016. - С. 24-28. 43. Трубникова А.Э., Осецкая М.М. Оценка влияния специфики отрасли на подбор и отбор персонала (на примере ядерной энергетики) // Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2016. № 12. – С. 63-94. 44. Тимербаев Р.М. Рассказы о былом. М.: «Российская 6политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2014. С. 214–228. 45. Фененко А. В. Современная международная безопасность. Ядерный фактор / отв. ред. В. А. Веселов. М.: Аспект Пресс, 2015. 573 с. 46. Хрусталев М.А. Две ветви ТМО в России // Международные процессы. 2016. Т. 4. № 2. С. 119-128. 47. Халевинская, Е.Д. Мировая экономика и международные экономические отношения: Учебник / Е.Д. Халевинская. - М.: Магистр, НИЦ ИНФРА-М, 2013. - 400 c. 48. Хасбулатов, Р.И. Международные экономические отношения: Учебник для бакалавров / Р.И. Хасбулатов. - М.: Юрайт, 2016. - 910 c. 49. Цыганков, А.П. Международные отношения: традиции русской политической мысли: Учебное пособие / А.П. Цыганков. - М.: Альфа-М, НИЦ ИНФРА-М, 2015. - 336 c. 50. Чеботарев, Н.Ф. Мировая экономика и международные экономические отношения: Учебник для бакалавров / Н.Ф. Чеботарев.. - М.: Дашков и К, 2015. - 352 c. 51. Шимко, П.Д. Мировая экономика и международные экономические отношения: Учебник и практикум для бакалавриата и магистратуры / П.Д. Шимко. - Люберцы: Юрайт, 2016. - 392 c. 52. Шмелева, Н.В. Международные экономические отношения. Активные методы обучения: Учебное пособие / Н.В. Шмелева [и др.] . - М.: Магистр, НИЦ ИНФРА-М, 2015. - 128 c. 53. Ядерное оружие после "холодной войны" / под ред. А. Г. Арбатова, В. М. Дворкина; Московский центр Карнеги. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2016. 559 с. 54. Cirincione Joseph, Wolfsthal Jon, Rajikumar Mariam. Deadly Arsenals: Tracking Weapons of Mass Destruction. Washington, DC: 7Carnegie Endowment for International Peace, 2012. Р. 359–367. 55. Callahan W.A. Nationalizing International Theory: Race. Class, and the English School // Global Society. 2014. 18 (4). P. 305-323. 56. Ching-Chang Chen Is Japans International Relations the Next English School? Re-examination of Non-Western International Relations Theory. P. 43-65. 57. Cudworth E., Holden S. Complexifying International Relations for a Posthumanist World // World Politics at the Edge of Chaos. Reflections on Complexity and Global Life, ed. by E. Kawalski. Suny Press: NY, 2015. Pp. 169-188. 58. Decolonizing International Relations, ed. by B.G. Jones. Rowman & Littlefield. 2016. 275 p. 59. Dunne T., Hansen L., Wight C. The End of IR Theory // European Journal of International Relations, vol. 19, N 3, 2015, p. 405-425. 60. Griffits M. Rethinking Theory of International Theory. NY: Palgrave Macmillan, 2014. 61. Ikeda Josuke. The Post-Western Turn in International Theory and the English School // Ritsumeikan Annual Review of International Studies. 2014. Vol. 9. P. 29-44. 62. International Relations for the 21 century. An Introduction. Ed. By M. Griffiths. L., NY. Routledge. 2017. 176 р. 63. Kawalski E. Introduction. Inside/Outside and Around: Observing Complexity of Global Life // World Politics at the Edge of Chaos. Reflections on Complexity and Global Life, ed. by E. Kawalski. Suny Press: NY, 2015. P. 1-30. 64. Гарантии МАГАТЭ // URL: http://www.atomic-energy.ru/tema/garantii-magate(дата обращения: 01.03.2018 г.) 65. Международные соглашения // URL: http://cns.miis.edu/inventory/treaties.htm(дата обращения: 01.03.2018 г.) 66. Международные организации // URL: http://cns.miis.edu/inventory/organizations.htm(дата обращения: 01.03.2018 г.) 67. Ядерное оружие - Третья мировая война // URL: http://www.3world-war.su/yadernoe-oruzhie.html(дата обращения: 01.03.2018 г.) 68. Ядерные державы мира // URL: http://ria.ru/spravka/20130619/944457348.html(дата обращения: 01.03.2018 г.) 69. IAEA General Safety Standards (SF-1, GS-R-2, GS-R-3) // URL: http://www-ns.iaea.org/standards/documents/general.asp(дата обращения: 01.03.2018 г.) 70. IAEA Guidance Documents// URL: http://www.iaea.org/safeguards/resources-for-states/guidance-documents.html (дата обращения: 01.03.2018 г.)

Горят сроки, а работа ещё не готова?

Заполните небольшую форму заказа и мы сможем помочь вам сдать работу в оговоренные сроки!