Эксперт в учебе
+7 (495) 215-28-14
Кривоколенный переулок, д. 5 строение 4, офис 239, этаж 2

московская лингвистическая школа

Тип работы
курсовая работа
Группа предметов
Предмет
Языкознание
Страниц
30
Год сдачи
2014
Оглавление
Введение 2 §1. Общая характеристика Московской лингвистической школы 5 §2. Ф.Ф. Фортунатов как основной представитель Московской лингвистической школы 12 §3 Идеи Ф. Ф. Фортунатова в трудах его учеников 19 Заключение 27 Список использованной литературы 30
Введение

Младограмматическая концепция языка и речевой деятельности в конце XIX века была настолько влиятельной, что дальнейшее развитие языкознания понималось не иначе, как преодоление младограмматизма. Однако новые школы, естественно продолжая то, что было сделано ранее, обратили особое внимание на проблемы социологии и структуры (системы) языка. Социологическое направление в языкознании утверждается в борьбе против индивидуально-психологического и натуралистического понимания сущности языка. Социологическое направление в то же время не возникло сразу как единая школа, а развилось в результате различных подходов к изучению проблемы языка и общества – проблемы, которая интересовала языковедов с древнейших времен. Социология языка, стилистика и история литературного языка, – несомненно, важнейшие аспекты лингвистической теории, которые возникают в конце XIX века и получают дальнейшее развитие в языкознании ХХ века, особенно в советском языкознании. Социологическое рассмотрение языка становится обычным в описательном и сравнительно-историческом языкознании, которое вступает в третий период своего развития. Общественный характер языка подчеркивают все ведущие лингвисты этого времени – Бодуэн де Куртенэ и Фортунатов, де Соссюр и Сепир, Мейе и Балли. Специального названия для этого направления не существует. Обычно это объясняют тем, что каждая из возникших в то время школ достаточно оригинальна, а весь период определяется как переходный. Когда Бодуэна де Куртенэ, Фортунатова и де Соссюра рассматривают как поздних младограмматиков или предшественников структурализма, то определяют их место в историческом развитии науки внешне и односторонне. Эти ученые и их школы имеют свою лингвистическую концепцию, которая во многом отлична и от младограмматизма, и от структурализма. Данное лингвистическое направление целесообразно назвать неограмматизмом. Основанием для такого названия могут служить высказывания его крупнейших представителей. Так, Бодуэн де Куртенэ подразделял теоретическое языкознание на грамматику и систематику; грамматикой называлась та часть теоретического языкознания, которая занимается изучением строя и состава языка, внутренней стороной истории языка. Неограмматизм как лингвистическое направление характеризуется признанием следующих основных принципов лингвистики: Язык не природный организм и не индивидуальное явление; язык по своей сущности социален, причем его социальность понимается как обязательность языка для говорящего и как коллективно-психологическая сущность. Предметом языкознания является не только история языка и его этногеографическое распространение, но и структура современного языка, определение его единиц, их отношений и самого строя языка. Для неограмматизма типично выдвижение на передний план теории грамматики, понимаемой как учение о форме языка. Наконец, неограмматизм считал важнейшим теоретическим вопросом общего языкознания уточнение аспектов исследования и классификацию лингвистических дисциплин. Таковы основные принципы неограмматизма, которых придерживались сторонники разных школ неограмматического направления. Наиболее значительными школами неограмматизма являются: Казанская лингвистическая школа (школа И.А. Бодуэна де Куртенэ), Московская лингвистическая школа (школа Ф.Ф. Фортунатова) и Женевская лингвистическая школа (школа Ф. де Соссюра). Язык, как живой организм, находится в постоянном развитии и совершенствовании. На сегодняшний день ученые занимаются изучением языка, используют те выводы, к которым приходили сторонники неограмматизма, в том числе и Ф.Ф. Фортунатов. Фортунатов создал целостную систему лингвистического образования, введя в практику вузовского преподавания теоретические курсы общего и сравнительного языкознания, спецкурсы по санскриту, готскому и литовскому языкам. Его последователи создали ряд оригинальных пособий по введению в языковедение (Томсон, Поржезинский, Ушаков, А. А. Реформатский). Уточнение предмета языкознания и его отдельных разделов привело к разграничению фонетики и фонологии (Трубецкой), сравнительной грамматики славянских языков и грамматики общеславянского (праславянского) языка (Поржезинский, Миккола и другие). Без этих положений дальнейшее изучение языка не представляется возможным. В этом и заключается актуальность нашей работы. Цель работы – рассмотреть основные положения Московской лингвистической школы. Для достижения поставленной цели будут решены следующие задачи: Изучить основные положения Московской лингвистической школы; Проанализировать основные труды Ф.Ф. Фортунатова; Выявить основные идеи учеников Ф.Ф. Фортунатова. Объектом изучения работы являются основные положения Московской лингвистической школы, а предметом изучения – труды основных представителей Московской лингвистической школы. В качестве материала нашей работы были использованы труды Ф.Ф. Фортунатова, А.М. Пешковского, М.М. Покровского, Р. Якобсона, В.В. Виноградова и др. Что касается структуры нашей работы, то она состоит из оглавления, введения, трех параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Заключение

Итак, Московская лингвистическая школа внесла большой вклад в исследования в области реконструкции праславянского языка, присущих ему тенденций к палатализации и к открытому слогу, в области праславянской акцентологии, морфологии, этимологии, лексикологии. Они разграничивали буквы и звуки, графику, орфографию и орфоэпию. Ими создавались системные описания русских говоров и первые диалектологические карты восточнославянских языков. На основе проведенных нами исследований можно сделать следующие выводы. Фортунатов одним из первых попытался выявить формальные критерии, отделяющие слово от словосочетания и от морфемы. Он создал формализованное учение о формах словоизменения и формах словообразования, которое получило почти единодушное признание в русской лингвистике. Большое влияние на развитие учения о синтаксисе русского языка оказала его синтаксическая концепция. Теория Фортунатова о  форме слова как результате «живых соотношений» и различия их «формальной принадлежности», «существующих в данном языке в данную эпоху» положила начало разграничению форм словоизменения и словообразования. Фортунатов строго разграничивал внешнюю и внутреннюю формы в учении о грамматических категориях и разрядах слов. Всё это легло в основу современной морфологии, оформившейся в самостоятельную  научную дисциплину. Так, Ф. Ф. Фортунатов разработал учение о форме слова. Его учение о форме слова опиралось на реально существующее в языке  материальное выражение этой формы. Форма слова могла быть установлена только там, где она материально представлена. Это не давало возможности фантазировать, рассуждая о языке. Фортунатов считал, что язык - это строгая система, в которой всё взаимосвязано и взаимообусловлено, а её закономерности можно строго обосновать и проверить. Фортунатов считал, что слово имеет форму, если в нём можно выделить основу, с которой связано его  главное значение, и аффикс, выражающий формальное значение. Формальное значение как-то видоизменяет или уточняет реальное значение. По инициативе А.А. Шахматова была образована Московская диалектологическая комиссия (1903-1931). В неё входили Н.Н. Дурново, Н.Н. Соколов, Д.Н. Ушаков, и она функционировала по существу в качестве лингвистического общества, объединявшего московских учёных и контактировавшего с Московским лингвистическим кружком. На его заседаниях выступали с докладами А.И. Соболевский, А.М. Селищев, Г.А. Ильинский, Н.Ф. Яковлев, Е.Д. Поливанов, Р.О. Шор, Р.И. Аванесов. Н.С. Трубецкой с опорой на учение Ф.Ф. Фортунатова об «общественных союзах» разграничил понятия языковых семей и языковых союзов. Фортунатовская школа представляла собой школу формальной лингвистики, которая способствовала закладыванию основ лингвистического структурализма. Его формализм заключался в стремлении исходить не из внешних по отношению к языку категорий логики, психологии, истории, физиологии, а из фактов самой языковой системы. Впоследствии многие представители этой школы отказывались от крайностей формализма фортунатовской школы. Эта школа оказала влияние на деятельность Московского лингвистического кружка (1915-1924), Пражской лингвистической школы, Копенгагенского лингвистического кружка, массачусетской ветви американского структурализма (Р.О. Якобсон). В основном в русле фортунатовского направления, но с существенной опорой на идеи И.А. Бодуэна де Куртенэ, Л.В. Щербы, Н.С. Трубецкого происходило формирование и развитие Московской фонологической школы (Александр Александрович Реформатский, 1900-1978; Пётр Саввич Кузнецов, 1899-1968; Владимир Николаевич Сидоров, 1902 или 1903-1968; Рубен Иванович Аванесов, 1902-1982; Алексей Михайлович Сухотин, 1888-1942; давший итоговое обобщение его идей в 60-х – 70-х гг. Михаил Викторович Панов, 1920). Представители МФШ опирались на учения И.А. Бодуэна о фонеме и альтернациях, на идеи Николая Феофановича Яковлева (1892-1974) и постоянно полемизировала с Ленинградской / Петербургской фонологической школой (Л.В. Щерба и его ученики, и последователи), критикуя его за учёт «внеязыковых» факторов, в первую очередь за психологизм и интерес к звуковой субстанции. Московская фонологическая школа преимущественно ориентировалась на формальные, имманентно-структуралистские критерии. Здесь понятие фонемы было соотнесено с понятием морфемы (а не слова в тексте, словоформы, как в щербовской школе), что обусловило более абстрактный и в силу этого более удалённый от физической реальности уровень фонологического анализа. Было принято понятие нейтрализации фонологических оппозиций, выдвинутое пражцами. Было принято различать сильные и слабые фонологические позиции. Допускалась возможности пересечения в одной слабой позиции (позиции нейтрализации) двух или более фонем. Были введены понятия гиперфонемы, слабой фонемы, фонемного ряда.

Список литературы

Алпатов В.М. История лингвистических учений. Учебное пособие. – М.: Языки славянской культуры, 2005. Березин Ф.М. История русского языкознания. –М.: Высшая школа, 1979. Березин Ф.М. Русское языкознание конца XIX — начала XX века. М., 1976. Виноградов В.В., А. А. Шахматов, 1922. Виноградов В.В. История русских лингвистических учений. – М.: Высшая школа, 1978. Головин Б.Н. Введение в языкознание. 3-е изд., испр. — М.: Высшая школа, 1977. Кодухов, В.И. Общее языкознание. М., 1974. Петерсон М. Н. Фортунатов и Московская лингвистическая школа // Ученые записки МГУ. Вып. 107. Т. III. М., 1946. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. Изд.7. М., 1956. Покровский М.М. Избр.работы по языкознанию. М., 1959. Попова З.Д. Общее языкознание. Воронеж, 1987. Стариков Д.В. Синтаксические воззрения Ф.Ф. Фортунатова и его школы. –Филол. науки, 1960, № 3. Сусов И.П. История языкознания издательство: Восток – Запад, 2006. Фортунатов Ф.Ф. Избр.труды, т.1-2. М., 1956-1957. Rudy S. Roman Jacobson: A Chronology, 1999. S. Szober. Wiktor Porzezi?ski: ?ycie i praca // Prace filologiczne, 1929, t. 14.

Горят сроки, а работа ещё не готова?

Заполните небольшую форму заказа и мы сможем помочь вам сдать работу в оговоренные сроки!